Tanynaka Art

Музыка слов




 

 

Юлия Русина

 

Свет и бездонность…

И кажется, что вот-вот ступишь

на тонкую полоску между Небом и Морем.

Шагнешь, чтобы немного побалансировать,

покачаться, пока не решишь,

в какую сторону упасть –

в Небо или в Море…

Декабрь 2004 г.

 

Запахи Крыма

Посвящаю столице Боспорского царства

Маленький белый домик стоял на берегу залива. Он вышел на крыльцо, вдохнул запах шелковицы, протянувшей старые ветви с чёрными ягодами к самым окнам, и сбежал со ступенек. Повернув за угол дома, прошёл мимо только что политых и пряно пахнущих красно-зеленых кустов помидор, погладил рукой свисающий с ветки, ещё неспелый, персик и толкнул калитку, ведущую на луг. Трава была уже сухой, тронутой южным солнцем. Он зашагал напрямик, раздвигая коленями спутанные заросли. Поздоровался с двумя козочками, как обычно задумчиво стоящими в траве белой и чёрной шахматными фигурками. Решив не огибать холм, преграждавший путь к морю, ступил на тропинку, ведущую наверх. Пахло полынью и водорослями. С каждым шагом ветер становился всё сильнее, оставляя на губах влажную соль. На вершине лежали валуны причудливой формы. В одном из них, похожем на кресло, сидела она. Ветер трепал её выгоревшие, короткие волосы и светлое платьишко, открывая загорелые колени. Она смотрела вдаль, на тонкую полоску горизонта между небом и морем. Пристально. Прищурив зелёные глаза. Он наклонился к ней, вдохнул тёплый запах пропитанной солнцем и морем кожи и позвал по имени. Ветер тут же подхватил звук его голоса и её имя буква за буквой обрушилось в прибой.

Март 2005 г.

 

На берегу

 

ДАЛЕКО…


Берег был так далеко, что люди казались точками, а сам он желтоватой полоской. С противоположной стороны такой же полоской виделся горизонт – тонкая грифельная линия между синим и синим. Тёмно – изумрудная, мускулистая толща солёной воды была надёжной и ласковой. Она обволакивала тело, качала, гладила, звала туда, в глубину. Но страха не было. Напротив, назад возвращаться не хотелось. Марта набирала в лёгкие побольше воздуха, вытягивалась в струнку, выбрасывала вверх руки и выпрыгивала из воды, повыше, чтобы в следующую секунду уйти вниз, под воду, как можно глубже. Ощутив мягкие, но властные объятья стихии, она затем понимала её силу, её нежелание этого своевольного вторжения, когда чувствовала, как мягко, но неудержимо море выталкивает вверх, наружу ненужную ему загорелую и тонкую девичью фигурку. Но всё-таки Марта знала, что она здесь не чужая, что, может она и не нужна этому великану, но, он принимает её на короткое время, даёт понежится в своих владениях, понять блаженство мокрых и сильных прикосновений, насладиться запахами, цветом, музыкой движений. Перевернувшись на спину, девушка разбрасывала руки в стороны и качалась на широких гладких качелях волн. «Блаженство», - думала Марта и в свои 15 лет не ошибалась, потому что, пожалуй, никогда ничего более блаженного и чувственного в своей жизни не испытывала, даже когда, став совсем взрослой, познала другие наслаждения. Плыть обратно было лень. Почему-то путь к берегу оказывался дольше и труднее, чем к горизонту. Усталость уже завладевала руками, дыхание сбивалось на прерывистые всхлипы, а люди на пляже всё никак не увеличивались. Чуть покачиваясь, она, наконец, выходила из волн на берег и с выдохом, обессиленная ложилась на горячий песок. В висках стучали звонкие молоточки, огромное сердце заполняло всю грудную клетку и билось, как тревожная птица, стараясь вырваться из горла. Но она была счастлива своей тайной, она знала, что никто не заплывает так далеко, никому море не светит такой зеленью в глаза. Постепенно людские голоса заполняли её сознание, возвращая в мир неба и солнца, винограда и персиков.

          Приближался ежедневный в этой части полуострова шторм. Размашисто – широкие морские жесты забирали под свою власть всё больше и больше суши. Песок под ними становился темным, плотным, пружинистым, обнажая гладкие разноцветные камушки и давая секунду жизни отпечаткам пальцев и пяток. Подстилки передвигались всё дальше и дальше от берега, к краю пляжа, где он граничил с выжженным лавандовым полем. Ветер нагонял тучи и море окрашивалось в сурово – фиолетовые тона. Пожилая женщина, ступая по тёмному песку, ловила волны, стараясь сполоснуть купальник. Ветер рвал из её рук небольшой кусочек ткани, обдавая брызгами. Марта смотрела на маленькую фигурку, которую, казалось, вот-вот поглотит неукротимая стихия, сомкнув половинки раковины Неба и Моря на линии Горизонта, и думала о Вечности.

Апрель-май 2006

 

Валентин Катаев

 

Музыка слов...  

 

"...Сколько бы ни смотреть на море – оно никогда не надоест. Оно всегда разное, новое, невиданное. Оно меняется на глазах каждый час. То оно тихое, светло-голубое, в нескольких местах покрытое почти белыми дорожками штиля. То оно ярко-синее, пламенное, сверкающее. То оно играет барашками. То под свежим ветром становится вдруг тёмно-индиговым, шерстяным, точно его гладят против ворса. То налетает буря, и оно грозно преображается. Штормовой ветер гонит крупную зыбь. По грифельному небу летают с криками чайки. Резкая зелень горизонта стоит зубчатой стеной над бурыми облаками шторма. Малахитовые доски прибоя, размашисто исписанные беглыми зигзагами пены, с пушечным громом разбиваются о берег. Эхо звенит бронзой в оглушенном воздухе. Тонкий туман брызг висит кисеёй во всю громадную высоту потрясённых обрывов."

"Белеет парус одинокий"

 

Ладога, но очень похоже не море


А за этой далью (совсем рядом!) начинается иная реальность!

Н.Филипьева



Создан 22 авг 2013



  Комментарии       
Всего 1, последний 3 года назад
tanynaka 11 окт 2013 ответить
Силуэт на первом фото очень похож на автора строк
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Smile koffewomen Avis Tanynaka-Bard
счетчик посещений 200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время