Tanynaka Art

Самое синее море




Выберу самое синее море


Исп. Трансбункер и его друзья

 

 

Стихи Дмитрия Сухарева

Музыка Виктора Берковского

 

Выберу самое синее море,

Белый-пребелый возьму пароход,

Сяду - поеду дорогой прямою

Все на восход, на восход, на восход.

 

Мой пароход - он лепесток

Вишни, отцветшей над Клязьмою где-то,

Медленный, он розоват от рассвета.

Сяду - поеду на Дальний Восток.

 

На Дальнем Востоке пушки молчат,

Молоденькие мальчики скучают без девчат,

Скучают без девчат, не хнычут, не ворчат,

Матчасть в порядке держат и в домино стучат.

 

Синее море, белый пароход.

Сяду - поеду на Дальний Восток.

На Дальнем Востоке пушки молчат,

А русские ребята скучают без девчат.

 

Выберу самое синее море,

Белый-пребелый возьму пароход,

Сяду - поеду дорогой прямою

Все на восход, на восход, на восход.

 


Время улетающих птиц

 

Юрий Левитанский

 

Южный город. Море и песок.

Берег пляжей. Выжженная зона.

Остаются считанные дни

до конца курортного сезона.

Человек,

распятый на песке.

Он сейчас похож на Робинзона.

Человек,

лежащий у воды,

не спеша песок ладонью роет,

на песке

песочный домик строит,

крепость воздвигает на песке.

В это время женщина приходит,

по песку ступая, как по морю.

Женщина с мужчиной на песке,

но мы видим —

женщина уходит,

по песку ступая, как по морю.

Женщина с мужчиной на песке,

но уходит женщина,

уходит.

Час проходит

или день проходит —

женщина с мужчиной на песке,

и все дальше женщина уходит.

Человек чего-то еще ждет.

Он еще надеется на что-то.

Но едва он открывает рот,

слышен трубный голос парохода,

голос проходящих поездов,

гул вокзала и аэродрома,

цирка,

стадиона,

ипподрома,

и еще каких-то людных сборищ

слившиеся в грохот голоса.

И уходит,

медленно уходит

вдаль береговая полоса,

и мы видим сверху —

с самолета,

с вертолета,

с птичьего полета —

по бескрайней выжженной пустыне

маленькая женщина идет.

И тогда возникнет панорама

множества экранов,

циркорама —

на ступенях рухнувшего храма

маленькая женщина стоит

у подножья каменного Будды,

и мы видим —

каменного Будды

каменные жесткие глаза,

а потом отдельно —

южный город,

берег пляжей,

море и песок

и отдельно — хроники старинной

некий завершающий кусок,

и, как смесь пролога с эпилогом,

будут в заключительном куске

очертанья рухнувшей Помпеи,

след полузабытой эпопеи,

домик, возведенный на песке.



Обновлен 21 авг 2013. Создан 26 мая 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Smile koffewomen Avis Tanynaka-Bard
счетчик посещений 200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время